Дата    12:22, 11 августа 2020

Последнее погружение: 20 лет с момента гибели атомной подлодки «Курск»

В этом году исполняется 20 лет со дня крупнейшей трагедии в послевоенной истории советского и российского подводного флота

В Баренцевом море произошла авария на атомном подводном ракетном крейсере К-141 «Курск» с большим числом жертв. Вся команда — 118 человек — погибла. Два уроженца Белгородской области находились в момент аварии на подлодке: командир дивизиона движения «Курска», капитан 3 ранга Дмитрий Мурачев и мичман Павел Таволжанский. Сегодня мы публикуем отрывок из рассказа «Не надо отчаиваться» ветерана военной службы, члена Союза журналистов России Виталия Зубкова.

«Курск» принимал участие в тактических учениях Северного флота по отработке взаимодействия авианосно-манёвренной группировки сил Северного флота. Подводному крейсеру предстояло выполнить 11 августа учебную ракетную стрельбу и 12 августа учебную стрельбу торпедой. В поход ему предстояло отправиться в сопровождении тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов».

В районе 23 часов 12 августа американские подводники и норвежская сейсмическая станция засекли два мощных подводных взрыва. Через четырнадцать минут россияне зафиксировали третий взрыв в море. Эти взрывы прогремели в районе нахождения подводного крейсера «Курск». Командир подводного крейсера капитан 1 ранга Геннадий Лячин на запросы командования флота не отвечал. Начались интенсивные поиски пропавшей лодки.

Около четырех часов утра 13 августа акустик крейсера «Петр Великий» услышал скрежет металла и какие-то стуки. Начали маневрировать в районе. Вскоре обнаружили два буя: один бело-красный, другой — зеленоватый. Оба притоплены метра на два-три. Зелёный держался наклонно. Спустили баркас, чтобы поднять. Но застопорить их не удалось. Море уже штормило. Было более четырех баллов. Чтобы не рисковать людьми, баркас подняли, — рассказывал в те трагические дни командующий Северным флотом адмирал В. Попов. — Когда включили «Глетчер», он и запустил МГ-30 на «Курске». К ней и повернул командир аппарата, услышав знакомые: ти-ти-ти-ти… Немедленно даю команду о спасении наших ребят, а для этого надо было торопиться, дорога каждая минута!

Аппарат тем временем подошёл к лодке и аварийно всплыл. Доложил, что видел подводную лодку и даже ударился о винты. Сомнений у меня больше не было: это «Курск». Затонувшая лодка находилась на глубине 108 метров.

После того как министр обороны России доложил о трагедии президенту страны, СМИ всего мира стали регулярно получать информацию о спасательной операции в Баренцевом море.

К сожалению, меры по спасению экипажа «Курска» предпринимались, но они были недостаточными. В район гибели «Курска» подошло спасательное судно «Рудницкий». С его борта был спущен глубоководный аппарат «Приз». Детальный осмотр подлодки показал, что ее носовая часть сильно повреждена, кромки пробоины в легком корпусе имеют заметные внутренние загибы, выдвижные устройства подняты, а это значит, она всплывала или находилась на перископной глубине.

Через некоторое время в спасательных целях был использован другой, более совершенный подводный аппарат «Бестер». Но попытки состыковаться с подводной лодкой посредством кормовой комингс-площадки над девятым отсеком оказались безуспешными. Несколько суток предпринимались попытки оказать помощь оставшимся в живых. Но время, в течение которого на подводном крейсере ещё могли оставаться живые люди, уже вышло. Официально было объявлено, что «в Баренцевом море на учебном полигоне боевой подготовки Северного флота России потерпела аварию атомная подводная лодка «Курск». В результате аварии подводная лодка получила повреждения разрушительного характера и затонула.

Наступил черед выдвижения догадок о причинах гибели «Курска».

В отдельных СМИ отмечалось, что это могло случиться в результате столкновения «Курска» с большим кораблем, коим мог быть только тяжелый атомный крейсер «Петр Великий».

Автор статьи «Подводная война разведок» («Аргументы недели» № 47, 1 декабря 2011 года) предоставил нам информацию о трагедии «Курска», взятую из французского фильма режиссера Жана-Мишеля «Курск». Подводная лодка в мутной воде». В нём утверждается, что «Курск» был торпедирован американской подводной лодкой «Мемфис». На учениях «Курск» выполнял показательный выстрел модернизированной ракетой-торпедой. За этими испытаниями будто бы наблюдали две американские подводные лодки — «Мемфис» и «Толедо». Одна из них столкнулась с нашим атомоходом. «А другая то ли с перепугу, то ли в отместку «Курску» за старые дела в Средиземном море, расстреляла его тремя торпедами».

Некоторые подводники опровергают подобные предположения по той причине, что современные технические средства позволяют фиксировать нахождение подводных объектов на большом расстоянии. В тот день, по их данным, ближайшая подводная лодка была от «Курска» на расстоянии около 400 миль.

Бывший командир атомной подводной лодки, капитан 1-го ранга в отставке Виталий Люлин выдвигает такую точку зрения: «Это была месть. Командир «Мемфиса» не раз получал щелчок по носу от Гены Лячина. В Средиземке американца «выпороли» не единожды за то, что он проморгал российскую подлодку. Напомню, что в конце 1999 года, в разгар югославского кризиса, «Курск» очень крепко попортил нервы натовцам, неожиданно появившись в Средиземном море. Опытный злющий командир «Мемфиса» все нервы измотал, выслеживая его. А тут судьба снова свела их с Лячиным».

Есть и такое предположение, что «Курск» — атомный подводный крейсер, вооруженный крылатыми ракетами «Гранит», погиб от пожара в первом отсеке, возникшего в результате воспламенения топлива и окислителя в двигателе практической торпеды и последующего взрыва. Но здесь возникают вопросы, которые позволяют усомниться в этом. Топливо и окислитель находятся в герметически закрытых емкостях, и возгорание их возможно, если только одновременно возникнет в них течь. Вероятность такого обстоятельства ничтожно мала.

Высказывалось предположение, что «Курск» во время учений не смог сманеврировать в горизонтальной плоскости и просто ткнулся носом в морское дно. При колоссальной массе лодки, которая двигалась пусть даже и с минимальной скоростью, удар имел катастрофические последствия.

Затонувший АПРК с 13 по 19 августа был обследован при проведении спасательной операции обитаемыми подводными аппаратами Северного флота и 20-21 августа водолазами-глубоководниками с норвежского судна SeawayEagle.

Более детальное обследование АПЛ было продолжено в конце сентября глубоководными аппаратами «Мир-1» и «Мир-2» научно-исследовательского судна «Академик Мстислав Келдыш», а также в октябре — ноябре необитаемыми подводными аппаратами и водолазами норвежской компании HalliburtonAS с судна «Regalia».

По указанию президента России В.В. Путина для расследования причин гибели АПРК «Курск» 14 августа была создана правительственная комиссия во главе с заместителем председателя правительства РФ И.И. Клебановым.

Организация подготовительных работ по обеспечению эвакуации тел погибших моряков с атомной подводной лодки «Курск» и ее подъёму было возложено на ЦКБ МТ «Рубин». При этом было поручено проведение переговоров (при необходимости) о выполнении судоподъемных работ с иностранными фирмами.

Что касается событий, связанных с подъёмом «Курска», то здесь с сожалением надо признаться, что в тот момент Россия не располагала необходимыми техническими средствами, чтобы выполнить эту задачу. Пришлось просить помощи у иностранцев. К этому моменту даже лучшая в мире водолазная служба в г. Ломоносове уже была сокращена, и к «Курску» спускались норвежские глубоководные водолазы.

Предложений было много, но остановились на голландской фирме Mammoet, занимающейся техническими подводными работами.

В течение года голландцы совместно с норвежской фирмой «Смит Интернэшнл» готовились к подъему подводной лодки с морского дна. Операция «Курск» началась 28 сентября 2001 года. В ночь на 8 октября субмарину удалось оторвать от грунта. 21 октября работы по подъёму и транспортировке затонувшей подлодки практически завершились. 23-го началось осушение дока, и рубка «Курска» появилась над поверхностью воды.

Вот какую оценку по осуществлению и значению этих работ дал Главнокомандующий Военно-морским флотом России, адмирал флота Куроедов: «Операция подъема атомной подводной лодки «Курск» являлась делом чести России, ее Военно-морского флота. ЦКБ «Рубин», компания «Маммут», ВМФ по сути справились с задачей, не имеющей аналогов в мировой практике.

При этом особо хочу подчеркнуть, что большинство работ приходилось выполнять «с листа», параллельно проводя большой объем экспериментальных и проверочных работ».

Так завершился подъем очередной затонувшей субмарины.

О гибели подлодки «Курск» написано много, и это в определенной мере уже притупило интерес к трагедии. Если в советское время подобные катастрофы скрывались, то в настоящее предоставляется полная свобода высказываний для всех. В результате этого в печати появляется множество различных догадок и предположений, ни одно из которых не опровергается. Вместе с тем истинные причины трагедии для общественности все еще остаются закрытыми, и будут они открыты еще не скоро.

Фото: РИА Новости